лого
На главную  
К оглавлению книги
БОЯЗНЬ АГРЕССИИ И ЗАЩИТНАЯ АГРЕССИЯ

рис

Помимо уровня собственной агрессивности в рисунке несуществующего животного проявляется отношение к возможной агрессии со стороны окружающих. Боязнь нападения приводит к стремлению защитить придуманное животное. В качестве защиты может быть изображен панцирь, как в рисунке Маши Р. (см. рис. 79), чешуя, броня, особо толстая кожа (ее может не быть на рисунке, но ее описывают в рассказе). Очень широко распространено изображение игл, как у дикобраза, или колючек. Примером может служить животное под названием дракон (рис. 96). У него две руки, шесть ног, на теле – колючки, «чтоб его никто не кусал», и многочисленные укусы, изображенные в виде кругов с точкой в центре.

Об образе жизни животного Гриша рассказал так: «Он живет в горах, в пещере. Только он уже умер. Это динозавр. Он любит мясо, много мяса, он любит кушать». На вопрос о том, что кушает это животное, мальчик ответил: «Других драконов и человеков, что были давным-давно». Когда его попросили описать размер животного, он сказал, что дракон «страшный, и большой, и огромный; как три дома». На вопрос о друзьях последовал однозначный ответ: «Нету. Один живет». В качестве врагов были названы динозавры. Когда проверяющий спросил, что это животное любит делать, Гриша ответил: «Кушать». По просьбе назвать еще какие-либо любимые занятия животного, мальчик сообщил: «Драться, кусаться», а на вопрос о том, чего оно не любит, сказал: «Камни кушать». Выяснилось также, что «дракон» боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни огромные». Проверяющий поинтересовался, кто может это делать, и Гриша объяснил: «Есть динозавры еще больше его».

Три желания «дракона»: «Быть большим»; «Чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; «Чтоб у него были друзья».

По поводу первого желания проверяющий выразил некоторое удивление: «Он ведь и так очень большой». «Нет, маленький, – ответил Гриша. – Надо, чтоб был больше всех».

При анализе сделанного Гришей рисунка человека отмечается как тревожная, так и депрессивная симптоматика (см. комментарий к рис. 31). Состояние тревоги диагностируется и по изображению несуществующего животного (сильно увеличенный размер). Депрессивная симптоматика не проявилась в рисунке, но отразилась в рассказе: это тема смерти («только он уже умер»).

По рисунку и рассказу можно более конкретно определить характер тревожных опасений, свойственных Грише. Это, в первую очередь, страх агрессии: животное боится, «чтоб его съели и чтоб бросали на него камни»; его желание – «чтоб его не кушали, чтоб на него не бросали камни»; несмотря на колючки, оно все покусано. Изображение укусов, как и любых ран, – выразительный признак невротического состояния.

По-видимому, Гришина боязнь агрессии связана с его неумением общаться со сверстниками. Оно отражается в широко расставленных руках с очень большими кистями (высокая неудовлетворенная потребность в общении), пустых глазах. «Дракон» живет один в пещере, у него нет друзей, одно из желаний – чтобы были друзья. Тема поедания камней тоже типична при нарушениях общения.

Для боязни агрессии характерны описание гигантских размеров животного (у Гриши оно «огромное, как три дома») и желание стать еще больше («надо, чтоб был больше всех»). При этом сам рисунок может быть большим (как в данном случае), а может быть маленьким, так что тема гигантских размеров проходит только в рассказе.

рис

В рассказе Гриша неоднократно пытается противопоставить внешней угрозе агрессию самого изображенного им дракона. Он «страшный», ест «других драконов и человеков», любит «драться, кусаться». В этом проявляется тенденция к защитной агрессии (стремление защититься посредством нападения). Однако, судя по отсутствию подлинно агрессивных аксессуаров в рисунке и по чрезвычайной сжатости агрессивной темы в рассказе (она звучит только в ответах на вопросы), эта тенденция не реализуется.

Более выраженная склонность к защитной агрессии проявляется у четырнадцатилетнего Ильи Р. (рис. 97). Изображенное им «трехро-гое чудовище» все сплошь покрыто колючками. Наряду с этим у него на спине имеется пять больших острых шипов, которые могли бы использоваться не только для защиты, но и для нападения. Сами шипы тоже защищены колючками.

В рассказе темы, связанные с боязнью агрессии, сочетаются с собственно агрессивной тематикой и с высказываниями, отражающими чувство одиночества: «Это трехрогое чудовище. Оно очень злое и съедает всех. Оно очень большое, приблизительно со слона. Его защищают колючки от того, чтобы никто на него не нападал. У него есть еще один рот с зубами на теле». Из ответов на вопросы выясняется, что трехрогое чудовище живет в лесу, одно. Ни друзей, ни врагов у него нет. На вопрос о том, от кого оно защищается колючками, если у него нет врагов, Илья ответил: «Например, от тигра».

Илья сообщил, что животное высказало бы следующие желания: «Чтобы к нему пришли все животные, которые ему нравятся; например, он любит кроликов съедать»; «Выглядеть не страшным, чтобы его не боялись; приходит к нему кто-нибудь – и он съедает»; «Чтобы ему сделали глаз сзади».

На вопрос о том, зачем трехрогому чудовищу глаз сзади, мальчик ответил: «Чтобы видеть добычу». Стремление к повышению чувствительности – характерный признак тревоги, опасений. Мотивировка, указанная Ильей («чтобы видеть добычу»), отражает попытки преодолеть опасения, используя один из механизмов психологической защиты – рационализацию.

Родители привели Илью на психологическую консультацию с жалобой на то, что он ни с кем не общается. Если, идя по улице, он видит кого-либо из соучеников, то старается спрятаться, чтобы с ним не встретиться, хотя, по мнению родителей, одноклассники относятся к нему неплохо. Нарушено не только общение со сверстниками, но и общение с учителями. В частности, Илья не отвечает на уроках, хотя хорошо справляется со всеми письменными работами.

Все эти жалобы могут быть объяснены сильно повышенной тревожностью и боязнью агрессии, на основе которой развилась боязнь вообще любого общения. В поведении Ильи родители не замечали склонности к защитной агрессии, проявившейся в тестовых материалах. Это может объясняться либо тем, что она подавляется опасениями, либо просто отсутствием конфликтных ситуаций, в которых она могла бы реализоваться. Отсутствие конфликтов обеспечивается тенденцией Ильи к исключению контактов в сочетании с неплохим отношением к нему со стороны одноклассников.

рис

Защитная агрессия не всегда оказывается столь безобидной. Нередки случаи, когда она активно проявляется на поведенческом уровне. Несмотря на то, что сам человек воспринимает ее как защитную, в действительности она может становиться опережающей: ожидая нападения (возможно, безо всяких оснований), человек спешит заранее напасть первым.

НЕВРОТИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ

рис

Невротическая агрессия, как и защитная, представляет собой ответную реакцию на неблагоприятную внешнюю ситуацию. Однако это значительно более обобщенная реакция, чем защитная агрессия: она направлена не непосредственно на источник потенциальной угрозы, а на все окружение. В таких случаях говорят, что человек из-за своих неудач зол на весь мир. Признаком невротической агрессии в тесте «Несуществующее животное» служит сочетание невротических и агрессивных проявлений. При этом очень распространен случай, когда в исходном варианте теста (просто несуществующее животное) присутствует только невротическая симптоматика, а агрессия проявляется в рисунке злого и страшного животного (рис. 98, 99).

Штриховка с сильным нажимом говорит о высокой тревожности и эмоциональной напряженности. Особая тщательность штриховки позволяет предположить, что Валера отличается также высоким уровнем ригидности. Тщательно подчеркнутый контур – свидетельство высокого уровня контроля. Показателем хорошего контроля принято считать также изображение длинной шеи. Следовательно, невротическая симптоматика не должна быть особенно заметна в поведении мальчика, так как на уровне внешних проявлений она тормозится благодаря повышенному самоконтролю.

В написанном им рассказе сообщается: «Мое несуществующее животное живет на болотах. Это летающая черепаха. Она питается червями и водорослями. Ее враги – это змеи и некоторые люди, а друзья – это рыбы и птицы. Спасаясь от опасности, она взлетает в воздух и в мгновение ока исчезает из виду».

В этом рассказе присутствует типично невротическая тематика. Это, во-первых, эмоционально неприятное место жизни – болото (так же трактуется указание на то, что животное живет в грязи, в тине). Во-вторых, это упоминание неприятной пищи – червей (аналогично трактуется питание слизняками, мусором, гадостью и т.п.). И, наконец, для невротического состояния типичны определенные виды страхов – невротические страхи. К ним относятся, в частности, страх перед мелкими животными (насекомыми, мышами и т.п.) и боязнь змей. Наличие таких страхов может проявиться при ответе на вопрос, чего животное боится, или (как в данном случае) при описании его врагов. В рассказе Валеры отражены также неконкретизированные тревожные опасения («спасаясь от опасности...»).

Самое злое и страшное животное Валера изобразил в виде морского змея с разинутой пастью (рис. 99). Дать ему название он отказался. В рисунке присутствуют признаки как защитной, так и активной агрессии. Первые представлены шипами (или гребнями) на спине животного, вторые – разинутой зубастой пастью (признак вербальной агрессии) и острыми бивнями. Сохраняются также признаки тревожности, эмоциональной напряженности, ригидности и высокого контроля, отмеченные в первом рисунке.

В рассказе есть агрессивная тематика, но в довольно умеренном выражении: «Мое животное живет в глубинах океана. Оно питается акулами и прочими крупными рыбами. В длину достигает 20 метров. Иногда нападает на корабли. Его друзья – такие же, как и он, а врагов у него нет (еще не нашлось такое животное, которое преодолело бы его)».

Создается впечатление, что Валера склонен скорее не к реальной агрессии, а к демонстрации агрессивной позиции с целью отпугнуть возможного противника. Эта его позиция связана с невротическим состоянием, создающим общее ощущение дискомфорта и неопределенной угрозы, исходящей от окружающего мира.

рис

Сходная картина, но с менее выраженной невротизацией, наблюдается у пятнадцатилетней Людмилы К. Она изобразила симпатичное животное под названием «глазастик» (рис. 100). О своем животном она написала следующий рассказ: «Его зовут глазастик. Так как у него очень длинные ноги, а на их концах есть присоски, он ими присасывается к карнизам крыш домов и там спит (кверх ногами). На спине у него имеется третий глаз, который помогает ему во время сна при какой-либо опасности (во время сна он всегда открыт). Так как он живет в городе, он очень любит сладкую пищу (шоколад, печенье). Его друзьями являются только его собратья. Вместе они летают за город (на выходной), вместе ходят в баню. Его враги – это лесные звери».

Как рисунок, так и рассказ производят благоприятное впечатление. В рисунке проявляется очень умеренная агрессивность (острый клюв). Имеются столь же умеренные признаки тревоги, возможно – страхов (увеличенный размер рисунка, глаза с зачерненной радужкой, третий глаз на спине на случай «какой-либо опасности»). Многочисленные круги на теле, чешуйки на ногах и на ушах – свидетельство некоторой ригидности. Все эти особенности, судя по невысокой степени их выраженности, отнюдь не выходят за пределы психологической нормы.

рис

Существенно другое впечатление производит сделанный Людмилой рисунок «злого и страшного» животного, названия которому она не придумала (рис. 101).

Об этом животном она написала: «Питанием это чудовища (так в тексте – А.В.) являются земельные животные. Своими длинными руками он достает их из-под земли. Также представляет опасность для животных. Оно высасывает из них кровь своими острыми жалами».

На этот раз явственно проявились как невротизация, так и агрессия. Весь рисунок закрашен ровным серым тоном, отдельные части рисунка стерты и переделаны. Это признаки высокой тревоги. Наблюдается стремление защититься от возможной угрозы (шипы на теле и на хвосте).

Грубое искажение формы глаз (в данном случае – превращение их в агрессивные острия) – один из показателей невротизации. Невро-тизация проявилась также в резком изменении стиля описания. Если описание просто несуществующего животного сделано вполне литературно, развернутыми фразами, то при описании злого и страшного животного используются рубленые, предельно упрощенные фразы; нарушается согласование, появляются грубые ошибки внимания («питанием это чудовища являются...»).

Описание такого способа питания, как высасывание крови жертв, часто встречается у людей, склонных к невротической агрессии. Агрессивная символика представлена также острыми жалами, заостренными глазами, раздвоенными клешнями на концах рук. Острием заканчивается также хвост. Как уже отмечалось, массивный задранный вверх хвост является сексуальным символом. Поэтому можно предположить, что в восприятии Людмилы сексуальность тесно связана с агрессией. В рисунке просто несуществующего животного хвост, хотя и имеется, но отнюдь не столь массивен, как у злого и страшного животного. Проявления агрессивности в Лю-дином рисунке злого и страшного животного существенно превосходят уровень, типичный для девочек ее возраста. Они сочетаются с признаками невротизации, что позволяет квалифицировать агрессивность как невротическую. Подобные проявления отсутствуют в рисунке, сделанном по стандартной инструкции. Это говорит о том, что невротическая агрессия у Люды не постоянна, а возникает в ответ на эмоциональную нагрузку.

РЕАКЦИЯ НА ЭМОЦИОНАЛЬНУЮ НАГРУЗКУ

Стандартная инструкция («нарисуй несуществующее животное») эмоционально нейтральна. В дополнительных заданиях появляются темы, которые потенциально могут быть эмоционально нагрузочны. Предложение придумать «самое злое и страшное животное» актуализирует страхи и опасения, связанные с внешней угрозой. Задание нарисовать «самое несчастное животное» адресуется к негативным переживаниям, связанным с собственным внутренним состоянием. Поэтому сопоставление результатов выполнения этих трех вариантов задания позволяет выявить реакцию обследуемого на разные виды эмоциональной нагрузки.

рис

Татьяна Н. по стандартной инструкции изобразила животное под названием «блин» (рис. 102). О своем животном она рассказала следующее: «Оно типа плоской живой материи. Передвигается с помощью небольших ножек. Нет никаких органов чувств. Надо рассказать, как размножается? Никак. Как их выпускает Господь Бог... – а своей активности нет. Не принимают в этом участия. Очень пассивное и не... смысла никакого нет в его существовании». На вопрос о том, чем это животное питается, Татьяна ответила: «Водой. Он в лесу живет. Вода капает – ив ней хватает питательных веществ, которые ему нужны».

рис

В рисунке проявляется высокая тревожность (штриховка, множественные линии). Основная тема рассказа – пассивность животного. Наряду с крайне низкой детализацией рисунка это позволяет предположить астеническое состояние. Отмечается также отсутствие смысла жизни. По-видимому, у Татьяны остро не удовлетворена потребность в смысле жизни, что говорит о некоторой инфантильности (эта проблематика характерна для раннего юношеского возраста). В рассказе представлен развернутый многословный уход от темы размножения. Хотя проверяющий не задавал никаких вопросов на эту тему, девушка как бы переспрашивает: «Надо рассказать, как размножается?», – после чего почти половина рассказа посвящена объяснению того, что это животное вообще не размножается. Это говорит о неблагополучии в сексуальной сфере, приводящем к попыткам ее избежать.

По рисунку злого и страшного животного (рис. 103) можно предположить, что для Татьяны характерна невротическая реакция на эмоциональную нагрузку. Она проявляется в усилении признаков тревоги (особо выраженная множественность линий), в распаде формы и попытке уйти от задания. Описывая свой рисунок, Татьяна сказала: «Это типа... не совсем животное. Мне сначала представился дым. Я стала рисовать дым, а потом из него получились такие нити». Появление в рисунке неоформленных объектов, таких как дым, лужи, облака и т.п. – признак высокого уровня тревоги, типичного для невротического состояния.

рис

Про придуманное животное Татьяна рассказала: «Оно не причиняет физического... а обволакивает другого человека и парализует волю, то есть заставляет делать так, как этот человек не хочет. Размножается – когда какая-то нить окутала сильно человека, она отрывается и... типа почкования: разветвляется; одна нитка расходится на многие». На вопрос о том, для чего это животное «парализует волю» человека, Татьяна ответила: «Это его функция, у него другой нету. Он живет ради этого. Наверное, можно получать удовольствие от того, что люди перестают делать так, как им самим хочется, что они теряют свободу – и это доставляет ему удовольствие». Нарушения связности речи, отсутствовавшие в рассказе о просто несуществующем животном, – дополнительный признак невротической реакции на эмоциональную нагрузку. Как и в первом задании, наблюдается стремление уйти от сексуальной проблематики: почти половина рассказа посвящена описанию бесполой формы размножения – почкованию. Тема пассивности, прозвучавшая в первом рассказе, тут раскрывается гораздо подробнее, связываясь с темами несвободы, безволия, повышенной зависимости от окружающих. Интересна оговорка «обволакивает другого человека»: следовательно, само «злое животное» тоже символизирует человека, возможно, конкретного – того, кто по ощущению Татьяны «парализует ее волю».

Рисунок самого несчастного животного (рис. 104) похож на тот, который был сделан по стандартной инструкции, что отметила и сама девушка. Его главное графическое отличие – это особо четко подчеркнутый контур, свидетельствующий об актуализации самоконтроля.

Таким образом, реакция на внутреннюю эмоциональную нагрузку (ощущение своей несчастности) существенно иная, чем на внешнюю нагрузку. Если при угрозе извне наблюдается невротическая реакция, приводящая к нарушениям деятельности (распад формы рисунка, нарушения связности речи), то внутренняя нагрузка вызывает мобилизацию самоконтроля и повышение организованности. По-видимому, Татьяна не способна противостоять внешней нагрузке, однако она научилась эффективно контролировать свои внутренние состояния.

Вместе с тем, внутренняя нагрузка приводит к актуализации депрессивных тенденций, о чем свидетельствует тема смерти, появляющаяся в рассказе о несчастном животном: «Оно похоже на первое животное, но есть одно отличие: у того нет направления, куда оно движется, оно пассивно. А у этого есть головной конец, но оно все время движется не туда, куда нужно, а найти нужное направление не может». На вопрос, куда же ему нужно, Татьяна ответила: «Никто не знает. Его крест – что все время куда-то идет и все время приходит не туда, не может найти, что ему нужно. Ему кажется, что он найдет, но с течением времени эта вера исчезает – и он умирает».

Актуализация интеллектуального контроля в ответ на внутреннюю эмоциональную нагрузку представлена появлением у животного головы («головного конца»). В целом же, как и в первом рассказе, преобладает тематика, отражающая поиск жизненной цели и смысла жизни. Очень похожий рассказ см. в анализе рис. 81.

рис

Симптоматика, схожая с Таниной (за исключением отношения к сексуальной сфере и проблемы смысла жизни), обнаруживается в рисунках Ани К., 4 лет 8 месяцев. Для своего возраста Аня очень хорошо развита. Изображенное ею несуществующее животное по уровню исполнения соответствует 6–7-летнему возрасту (рис. 105).

Аня назвала свое животное Галя и рассказала, что оно живет в зоопарке, в клетке. Чтобы клетка не упала, у нее сверху и снизу – подпорки. Аня также объяснила, что «у него там еда – сено, солома». На вопрос, что Галя обычно делает, был получен ответ: «Ест и спит. Оно еще помнит, как жило с родителями, и делает все, как они». Выяснилось, что иногда Галя выходит гулять, а потом возвращается в клетку.

рис

В рисунке и рассказе проявляется повышенная тревожность: штриховка рисунка, стремление обеспечить животному максимальную безопасность (подпорки) и запас еды (два стога сена). Жизнь в клетке (к тому же столь тщательно вырисованной) отражает как потребность в защищенности, так и чувство своей несвободы, зависимости. В рассказе прямо указан источник этой зависимости: образцы, задаваемые родителями («делает все, как они»). Для Аниного возраста подобные темы не типичны, однако в данном случае имеется сочетание опережающего темпа психического развития с сильной гиперопекой. Аня – единственный ребенок в семье, включающей кроме ее родителей еще бабушку и дедушку; все четверо взрослых активно участвуют в ее воспитании.

В рисунке злого и страшного животного проявились острая тревога, невротическая реакция на эмоциональную нагрузку. Об этом свидетельствует полный распад формы (рис. 106).

рис

Рисуя вертикальные штрихи, Аня приговаривает: «Вот такие зубы!». О нарисованном животном она рассказывает: «Живет в море и всех ест. Нет, сильных рыб не ест. Акулу не ест. И дельфинов не ест». На вопрос, кого же это животное ест, девочка отвечает: «Маленьких», – и показывает руками размер приблизительно в 10 см. В стремлении уйти от неприятного, пугающего образа всепожирающего существа проявляется действие механизмов психологической защиты.

Невротическая реакция на эмоциональную нагрузку ярко проявляется и в рисунке самого несчастного животного. По этой инструкции Аня нарисовала «рыбку», которая «живет в аквариуме» (рис. 107).

В ответ на вопрос, почему эта рыбка несчастна, девочка объяснила: «Для себя она счастливая, а для нас – несчастная, потому что она плавает в газе. Если плавать в газе, то можно умереть, а она этого не знает».

В отличие от рисунка злого и страшного животного, на этот раз явственно проявилась депрессивная симптоматика: уменьшение размеров рисунка, тема смерти в рассказе. Очень высока эмоциональная напряженность, о которой свидетельствуют беспорядочные линии и штрихи на рисунке, зачернение некоторых его участков (узор на теле рыбки, необъясненное пятно рядом с ней).

Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что у Ани очень низка устойчивость к стрессу. В зависимости от характера стрессовых воздействий можно ожидать невротических реакций разного рода: появления либо острой тревоги, либо депрессии. Весьма велика также вероятность их сочетания – возникновения тревожной депрессии.

Стремление изолировать своих животных от окружающего мира (клетка, аквариум) и невротическая реакция на агрессивную тематику служат косвенными указаниями на боязнь агрессии. Такое предположение подтверждается жалобой родителей на то, что Аня совершенно не общается с другими детьми. Встретившись со сверстником, она начинает на него рычать (утверждая, что она тигренок), а если он все же пытается вступить в контакт, то убегает. Вообще говоря, игровое перевоплощение в зверей абсолютно нормально и естественно для Аниного возраста. Однако в данном случае игра в тигренка явно представляет собой средство предотвратить контакт.

Родителям рекомендовано постепенно приучать Аню к самостоятельности и снижать уровень опеки. Важно также уменьшить количество предъявляемых к ней требований. Для преодоления трудностей в контактах со сверстниками предложено учить Аню общаться с одним–двумя партнерами в ходе игры, организуемой и направляемой взрослым. Объяснено, что все воспитательные мероприятия должны проводиться очень осторожно, чтобы не вызвать у девочки стрессового состояния. По той же причине недопустимы никакие резкие неподготовленные перемены в ее образе жизни. Эмоциональную подготовку к школе рекомендовано начать очень заблаговременно и, несмотря на высокий уровень развития, не отдавать Аню в школу до семи лет.

Рассмотрим еще один пример, демонстрирующий невротическую реакцию на эмоциональную нагрузку. Несуществующее животное, нарисованное пятнадцатилетней Настей Б., производит благоприятное впечатление (рис. 108). Несколько настораживают глаза с большой зачерненной радужкой, которые часто служат признаком страхов.

Написанный Настей рассказ об образе жизни «нявчика» в целом благоприятен: «Живет он на острове Няу-Няу, а назвали этот остров так потому, что нявчики, живущие на нем, издают такой ласковый и сладкий звук – няу-няу. Нявчик кушает траву, цветы, но иногда он ест рыбу, которая похожа на нашу кильку. Все на ихнем острове хорошо, все как бы успокаивает, все названия очень сладко звучат, но плохо то, что ни один человек не может попасть на этот остров, но с другой стороны это очень хорошо, ведь он не принесет туда ничего плохого, забот, ведь нявчики ни от кого не прячутся, живут так, как хотят. Я бы хотела быть одним из этих нявчиков» (рассказ приведен дословно).

рис

Основная тема Настиного рассказа – потребность в уюте, эмоциональном тепле и защищенности. Видимо, мир воспринимается ею как потенциально враждебный: необходимым условием спокойной жизни является отсутствие людей. Недоступность и изолированность острова свидетельствуют также о чувстве одиночества. Рассказ говорит о пассивной позиции девочки. В рисунке эта тематика отражена отсутствием каких-либо органов, обеспечивающих возможность общения или хотя бы передвижения, а также замкнутостью животного, характерной для интровертов.

рис

Результат выполнения теста «Злое животное» производит значительно менее благоприятное впечатление (рис. 109).

Единственное, что сообщила девочка об этом персонаже, это что он «питается разными животными».

В его изображении почти отсутствует символика агрессии (имеются лишь подчеркнутые зубы – признак вербальной агрессии). Признаки же страха становятся гораздо более выраженными, чем в предшествующем рисунке (огромные глаза с очень большой зачерненной радужкой). Густая штриховка (зачер-нение) зубов говорит о том, что тема агрессии, даже чисто вербальной, вызывает высокую эмоциональную напряженность.

рис

Изображение кровеносных сосудов глаз (как и внутренних органов) – частый признак невротической реакции. Невротизация проявилась также в изображении никак не связанного с самим рисунком восклицательного знака (сверху), который затем был зачеркнут, снова нарисован (частично) и снова зачеркнут. Все это говорит о низкой устойчивости Насти к стрессу, невротической реакции на эмоциональную нагрузку.

Принципиально другой тип реакции на эмоциональную нагрузку наблюдается у тридцатисемилетнего Владимира Р. По стандартной инструкции он изобразил «кракозябра» (рис. 110).

рис

Животное мало оригинально. Если не знать, что это кракозябр, то можно было бы принять его за лису. В рисунке проявляется некоторая астенизация: линии не доводятся до . конца, нажим ослаблен. Описание образа жизни нейтрально (живет в лесах и полях, прячется в логовах; приходит к людям посмотреть, как они живут).

Рисунок злого и страшного животного сделан гораздо более твердой и уверенной линией, с сильным нажимом. Все линии доведены до конца (рис. 111).

Увеличенный размер рисунка говорит об актуализации тревоги. Однако это не невротическая тревога, разрушающая деятельность, как в ранее рассмотренных материалах, а, напротив, стеничная мобилизующая тревога, представляющая собой адекватную, позитивную реакцию на стресс. Таким образом, у Владимира высока устойчивость к стрессу, для него характерна стеничная реакция на эмоциональную нагрузку.

Основная часть рисунка – это разинутая пасть с зубами. Зубы отмечены и в устном комментарии: «Вот такой чертик получился плотоядный. Это горлышко у него тут, а все остальное – зубы. Оно антропоморфное. Страшное такое». Судя по этим признакам, ответом Владимира на ожидаемую угрозу явится скорее всего вербальная агрессия.

рис

Сходный с этим тип реакции на эмоциональную нагрузку, но в специфически подростковом варианте, наблюдается у четырнадцатилетнего Дани П. По стандартной инструкции он изобразил животное под названием кот-рыбак (рис. 112).

рис

По объяснению Дани, «он специально приспособлен для ловли рыбы: хвост сделан в виде рыболовной сетки, а на лапах и усах понавешены крючки рыболовные. Он очень хорошо видит через воду и у него очень хороший нюх на любую рыбу и даже на некоторых водных млекопитающих». Как в рисунке, так и в рассказе присутствуют умеренные проявления тревоги (исправление линий; тема особо хорошего зрения и обоняния). Картина в целом благоприятная.

В тесте «Злое животное» Даня изобразил черта (рис. 113).

Это животное Даня описал следующим образом: «Вредное. Курит. Бодается. Кого увидит, того и бодает. И вилами колет». На вопрос, чем оно питается, мальчик ответил: «Чем попало. Кого поймало или чего нашел – то и съест».

В рисунке проявляется высокая стеничность (твердая уверенная линия). Имеется символика как физической, так и вербальной агрессии (рога, вилы, оскаленные зубы, агрессивная тематика в рассказе: «бодает», «колет вилами»), однако уровень агрессивности не превышает норму для Даниного пола и возраста. Специфической особенностью рисунка является негативистическая символика. К ней относятся: выбор персонажа (черт), сигарета во рту, описание беспричинной агрессии («кого увидит, того и бодает»), указание на то, что животное «вредное».

Все это дает основания полагать, что в конфликтной ситуации у Дани будут реализовываться негативистические формы поведения. В подростковом возрасте это довольно распространенное явление. В данном случае негативистические тенденции проявились только в рисунке злого и страшного животного. Это говорит о том, что при отсутствии конфликта и эмоциональной нагрузки проявление негативизма у Дани маловероятно.

рис

 

К оглавлению книги
 

 

 

 

На главную