лого
На главную  
К оглавлению книги
НАРУШЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ КОНТАКТОВ

рис

Нарушение семейных контактов, их недостаточность или конфликтность – один из наиболее распространенных источников психологического неблагополучия детей, невротизации и отклонений в личностном развитии. В рисунке семьи нарушение контактов может проявляться в подчеркнуто небрежном изображении всех членов семьи или некоторых из них, в их взаимной удаленности или разделенности какими-либо перегородками, в отсутствии кого-либо из членов семьи, в изображении их со спины или отвернутыми друг от друга , в при знаках эмоциональной нагрузки при изображении кого-либо.

Десятилетний Шурик К. живет с родителями, сестрой Риной и бабушкой. Однако на рисунке семьи мама и бабушка отсутствуют (рис. 148). По словам мальчика, они не получились. Маму он действительно попытался было нарисовать, однако затем стер рисунок, бабушку рисовать даже не начинал. В итоге на рисунке оказались сам Шурик, две его сестры, двоюродная сестра и папа. В действительности старшая сестра, 22-х лет, живет отдельно, своей семьей; двоюродная сестра также живет отдельно. Отсутствие на рисунке мамы и бабушки, а также включение в рисунок людей, фактически не являющихся членами семьи, говорит о том, что у Шурика отсутствует ощущение своей семьи как естественной устойчивой единицы. Персонажи рисунка разделены вертикальными линиями, что дополнительно подчеркивает отсутствие контакта между ними.

Дети нарисованы подчеркнуто небрежно, схематично. Такое изображение типично при негативном отношении к персонажам. Папа, нарисованный первым, изображен гораздо более детально и тщательно, однако он находится в стороне от остальных членов семьи. Можно полагать, что отношение Шурика к нему благоприятно, однако он редко присутствует в доме и мало общается с детьми. Это подтверждается сведениями, полученными от мамы.

Отношение ребенка к маме, по-видимому, амбивалентно. Он пытался нарисовать ее детально и тщательно (начав рисовать ее второй – сразу после папы), однако ее изображение вызвало серьезную эмоциональную нагрузку, приведшую к тому, что рисунок так и не был закончен.

рис

Шестилетняя Лена М. отразила в рисунке свое стремление к общению с мамой: у нее выраженно экст-равертная поза с широко расставленными руками (рис. 149). Однако, судя по рисунку, ее направленность на общение не находит у мамы отклика. Мама изображена в позе отказа от общения: руки уперты в бока, кисти не нарисованы. Отсутствие контакта подчеркнуто тем, что Лена и мама изображены очень далеко друг от друга, на разных концах листа. Особая значимость общения с мамой определяется тем, что Лена живет с ней вдвоем, больше общаться ей практически не с кем.

Между тем, у нее высока демонстративность, потребность во внимании окружающих. Об этом свидетельствуют, в частности, изображение себя на рисунке первой, тщательно вырисованные прически персонажей, стремление украсить одежду (пуговицы, кармашек).

рис

Судя по рассказу мамы, для привлечения к себе внимания Лена использует развернутые истерики, что типично для высоко демонстративных детей. Мамина реакция на эти проявления грубо неадекватна, что делает их особенно устойчивыми. Мама сообщила: «Лена – жестокая девочка, совершенно неуправляемая. Я ничего не могу с ней поделать, бью ее, а она все равно продолжает устраивать истерики».

До пятилетнего возраста Лена воспитывалась у бабушки, где ей уделялось много внимания. Жалоб на поведение девочки не было. В период обследования она учится в первом классе. В школе успешна, что обеспечивает ей внимание и поощрение со стороны учительницы. Учительница характеризует ее поведение как идеальное.

Таким образом, негативные поведенческие проявления служат для Лены средством привлечь к себе мамино внимание. Неадекватные реакции мамы приводят к фиксации тех форм поведения ребенка, с которыми она пытается бороться. Для преодоления нарушений в семейном общении рекомендовано прохождение семейной психотерапии.

В динамическом рисунке семьи, сделанном шестнадцатилетней Викой О. (рис. 150), члены семьи отвернуты друг от друга, а себя Вика вообще нарисовала на оборотной стороне листа и последней, что говорит о низкой самооценке. Нарушение семейных контактов проявилось и в том, что мама, готовящая обед, изображена со спины, а младшая сестра, гуляющая с маленькой сестричкой, стоит спиной и к маме, и к папе, который смотрит футбол.

Коляска с младшей сестрой выделена линией с особо сильным нажимом, свидетельствующей об эмоциональной нагрузке. По-видимому, младший ребенок воспринимается Викой как конкурент за внимание остальных членов семьи.

Трижды подчеркнутая надпись «У нас самая лучшая семья на свете» говорит о попытке вытеснить ощущение неблагополучия, убедить себя и проверяющего в том, что семейная ситуация Вику полностью устраивает.

рис

В рисунке семьи животных девятилетнего Жени Д. проявляется менее выраженное, но все же достаточно очевидное нарушение эмоциональных контактов с родителями (рис. 151). В фигуре мамы-волка подчеркнута вербальная агрессия (разинутая зубастая пасть), непосредственно направленная на ребенка-птичку. Папа изображен в виде змеи, которая, как и прочие холоднокровные, как правило, символизирует малую эмоциональность, холодность. Недостаток эмоционального общения отражен и в том, что у ребенка-птички и папы-змеи вовсе не нарисованы глаза, а у мамы-волка они пустые (без радужки и зрачков).

Папа-змея изображен очень высоко. Он изолирован от остальных членов семьи, его голова повернута в противоположную от всех сторону. Поэтому в данном случае расположение его высоко на столбе символизирует, по-видимому, не внутрисемейное положение, а высокий социальный статус. Это полностью соответствует реальному положениювещей: отец Жени – преуспевающий электронщик высокой квалификации.

Ребенок-птичка, задрав голову, смотрит вверх, на папу. Это можно расценить как установку на достижение столь же высокого положения, как папино. Подобные стремления явно побуждаются и стимулируются требовательной активной мамой. В реальности мамина ориентация на Женины высокие достижения проявилась, в частности, в запросе, с которым она обратилась к психологу. Как она объяснила, цель их визита состояла в получении справки о том, что Женя по уровню своего развития способен «перескочить» через класс.

Вместе с тем, столб, вокруг которого обвился папа-змея, производит впечатление непреодолимой преграды для ребенка-птички. В этом можно увидеть определенный сценарий, заданный Жене родителями. Мальчику как бы предписано стремиться догнать папу, но ни в коем случае не обогнать его. Папа должен оставаться недостижимым идеалом.

В рисунке наблюдаются выраженные признаки эмоциональной нагрузки. Наиболее тревожащей фигурой является папа. По полустертым следам карандаша видно, что первый вариант папиного изображения был заменен новым. Главных изменений два. В первом варианте столб был существенно ниже. На первоначальном наброске змея обвивала столб в противоположном направлении, так что ее голова оказывалась повернутой к птичке и волку, а не отвернутой от них. По-видимому, этот вариант недостаточно соответствовал Жениным представлениям, связанным с семейной ситуацией. У мамы-волка по сравнению с первоначальным вариантом несколько изменено положение головы. Ребенок-птичка не переделывался, но признаки эмоциональной нагрузки имеются и в этой фигуре: она густо заштрихована.

Семейная ситуация порождает у мальчика эмоциональное напряжение, тревогу. Родителям Жени даны рекомендации по налаживанию эмоционального контакта с ребенком. Перевод через класс не рекомендован.

рис

Явное неблагополучие семейных отношений проявляется в рисунке семьи животных, сделанном тридцатисемилетним Владимиром Р. (рис. 152). Владимир сообщил, что рисует идеальную семью, как в «Маугли» Киплинга. Однако родители на его рисунке отвернуты друг от друга, дети повернуты спиной к зрителю. Все члены семьи изображены очень схематично, не индивидуализированы.

В период обследования Владимир находился в процессе развода с женой. Острая эмоциональная реакция, связанная с семейной тематикой, проявилась у него не только в особенностях изображения, но и в отклонении от инструкции. Вместо того чтобы в соответствии с заданием нарисовать семью, состоящую из разных животных, он изобразил семью из одинаковых животных (собак).

КОНФЛИКТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ

У семилетнего Саши К. в рисунке семьи представлена сплоченная группа, состоящая из бабушки, мамы и папы, а он сам нарисован в стороне, резко уменьшенного размера (рис. 153). Особенно мала голова, размер которой в наибольшей мере отражает степень значимости персонажа. Саша, по-видимому, оценивает себя как мало значимого члена семьи. Это подтверждается и тем, что он нарисовал себя последним. При изображении себя и особенно отца проявилась ярко выраженная эмоциональная нагрузка (фигуры заштрихованы с сильным нажимом). При изображении мамы и бабушки нагрузка выражена значительно меньше.

рис

У папы не нарисованы кисти рук, что сигнализирует об отсутствии или недостаточности содержательного общения с Сашей. Исходя из того, что мальчик изобразил его ближе всех к себе и с самой крупной головой, можно предположить, что отец для него – очень значимая фигура. Возможно, напряженное отношение к нему вызвано именно недостаточностью общения.

рис

Сопоставление рисунка семьи с рисунком человека (рис. 154) показывает, что последний выполнен более тщательно и не содержит признаков эмоциональной нагрузки. Из специфических особенностей рисунка человека следует отметить отклонение от вертикали, увеличенный размер и непопадание линий в нужную точку. Эти признаки позволяют предположить наличие импульсивности, связанной с органическим поражением мозга. Пустые глаза (без радужки и зрачков) – признак возможной аутизации. На рисунке семьи этот признак еще более выражен, поскольку глаза изображены намного крупнее, чем на рисунке человека. .

рис

В рисунке семьи животных прослеживаются те же закономерности, что и в рисунке своей семьи. Родители образуют тесную пару, расположенную несколько в стороне от ребенка (рис. 155). При изображении папы-коня проявилась сильная эмоциональная нагрузка (голова зачернена). Следовательно, отмеченные особенности не случайны.

рис

Родители жалуются на то, что Саша неорганизован, высоко конфликтен, бывает агрессивным (иногда бросает в людей какие-либо предметы – впрочем, нетяжелые). У мальчика нет друзей, отношения как со сверстниками, так и со взрослыми складываются плохо. Эти проблемы могут отчасти объясняться индивидуально-психологическими особенностями Саши, проявившимися в рисунке человека. Однако они, безусловно, обострены напряженным отношением к отцу и Сашиным общим неблагоприятным самоощущением в семье.

Специфичные особенности семьи животных, нарисованной четырнадцатилетней Юлей А. (рис. 156), – это большое число персонажей (семь), отсутствие детей и выбор эмоционально неприятных животных (змея, червяк, скорпион). Особенно выразителен ее комментарий к изображению бабушки: «Бабушка-летучая мышь. Сосет кровь. Вампир».

Реально девочка живет с родителями, бабушкой и младшим братом. Включение в рисунок дополнительных членов семьи говорит о том, что у девочки отсутствует ощущение своей семьи как естественной устойчивой единицы. Выбор эмоционально отрицательных животных – свидетельство откровенно враждебного, а подчас и презрительного (папа-червяк) отношения Юли к родственникам.

рис

Данные психологического обследования в целом демонстрируют картину остро проходящего подросткового кризиса. Его течение осложнено неправильными действиями мамы и бабушки, пытающихся чрезмерно контролировать и реглагментироватъ поведение Юли, определять выбор ею подруг и т.п. В итоге в семье возник устойчивый конфликт. Негативное отношение девочки к семейной ситуации привело к попыткам уйти из семьи, которые символически отражаются в отсутствии детей на рисунке семьи животных.

На рисунке семьи животных одиннадцатилетнего Толи И. изображены очень чинные и благопристойные папа-лев и мама-слониха. Им противопоставлены дети, нарисованные в подчеркнуто свободных и даже развязных позах: сын-заяц и дочь-свинья (рис. 157).

По поводу сына-зайца Толя сообщил, что он – «что-то вроде наркомана» (на рисунке он изображен со шприцем в руке). В реальной Толиной семье двое детей: сам Толя и его старший брат пятнадцати лет. На вопрос о том, кто из детей в изображенной им семье старший, мальчик указал на зайца. Это дает основания полагать, что именно в образе зайцаон отразил свое отношение к старшему брату, в то время как сам он изображен в образе дочери-свиньи (отношения старшинства в семье обычно более значимы, чем пол).

Дети изображены на рисунке в экстравертных позах, с руками, отставленными в стороны. Родители же, хотя и имеют человеческие лица, но лишены рук или каких-либо других признаков, символизирующих направленность на общение. Это позволяет предположить, что Толя испытывает в семье сильный дефицит общения.

Антисоциальная тематика – упоминание о наркомании – говорит о серьезных проблемах социализации. Не исключено, что старший брат Толи действительно употребляет наркотики, хотя родители этого не подтверждают. Если в рисунке все же отражена реальность, то это не отменяет вывода о нарушениях Толиной социализации. Социализированный вариант поведения в данном случае демонстрируют родители, которые отрицают наличие этой проблемы независимо от реального положения дел.

рис

Серьезное неблагополучие, проявившееся в рисунке семьи животных, отнюдь не было очевидным по сделанному Толей рисунку человека (рис. 158). В целом рисунок производит благоприятное впечатление. В нем представлена поза отказа от общения (руки в карманах), имеются проявления повышенной тревожности и некоторой ригидности (избыточное количество одинаковых пуговиц), однако признаки сколько-нибудь выраженной психологической нагрузки отсутствуют. По-видимому, семейная сфера является для Толи особо нагрузочной, что и привело к тому, что отклонения проявились именно в рисунке на тему семьи.

Жалобы, с которыми обратились к психологу родители Толи, весьма серьезны. Поведение мальчика в школе дезорганизовано. По решению медико-психолого-педагогической комиссии он направлен в школу для детей с нарушениями поведения. Трудности, относящиеся к семейной сфере, отразились в рассказе родителей лишь косвенно: они жалуются на Толину инфантильность, на то, что он слишком любит «ласкаться». Подобная жалоба полностью соответствует Толи-ным ощущениям недостатка контакта с родителями и отсутствия эмоционального тепла, проявившимся в рисунке семьи животных.

Родителям Толи была рекомендована семейная психотерапия, однако они не смогли (или не захотели) последовать этой рекомендации. Вскоре после описанного визита они переехали в другой город, где Толя в течение почти двух лет посещал массовую школу. К концу этого периода педагоги, как и в прошлой школе, стали настаивать на переводе мальчика в школу для детей с нарушениями поведения. Родители повторно обратились за консультацией.

м

Психологическое обследование показало, что динамика Толиного состояния за истекший период неблагоприятна. В частности, это можно заметить, сравнивая рисунки человека, сделанные во время первого и второго визитов, то есть в предпод-ростковом и затем в подростковом возрасте. Основное изменение состоит в появлении симптоматики остро протекающего подросткового кризиса (рис. 159).

Впечатление, производимое рисунком, сделанным Толей в тринадцатилетнем возрасте, крайне неблагоприятно. На нем изображен персонаж с мрачно-злобным выражением лица. Поза интровертна; в то же время имеются выраженные признаки агрессии, как физической (сжатый кулак), так и вербальной (оскаленные зубы). Рисунок профильный, что типично при подростковом негативизме. Гораздо сильнее, чем в прошлый раз, выражены признаки тревоги.

 

 

рис

Отражение особо острого внутрисемейного конфликта можно видеть на динамическом рисунке семьи одиннадцатилетнего Кирилла 3. (рис. 160).

В рассмотренных ранее рисунках если и не присутствовало общение между членами семьи, то хотя бы кто-либо один из них выполнял некую семейную функцию. Как правило, это была мама, готовящая обед.

В рисунке Кирилла семейная тематика отсутствует вовсе. Каждый из персонажей занят своим делом, никак не связанным с остальными. Наиболее выразительный элемент рисунка – это дверь туалета, за которой мальчик поместил себя. Незадолго до визита к психологу Кирилл был надолго заперт родителями в туалете в наказание за грубо агрессивное поведение в школе. На рисунке ситуация переосмыслена. На двери туалета висит табличка: «Не входить. Я занят». Тем самым Кирилл демонстрирует, что он заперся сам, хотя в реальности его заперли родители. Сцену, изображенную на рисунке, можно проинтерпретировать как встречный отказ мальчика от каких-либо контактов с родителями. Он подчеркнут дополнительными штрихами, отгораживающими дверь от окружающего пространства. Штрихи небрежны и сделаны с очень сильным нажимом, что говорит о высокой эмоциональной напряженности.

Родители изображены карикатурно. У отца огромный живот, на лице нарисованы прыщи (точки на лбу). У матери вместо ступней что-то вроде копыт, губы нарочито подчеркнуты, глаза пустые, поза нелепа. В этом выражается негативное отношение Кирилла, его протест против применяемых «педагогических» воздействий. Интересная деталь на двери – значок, которым принято маркировать мужской общественный туалет. В данном случае он, по-видимому, говорит о том, что отношение к матери более конфликтно, чем к отцу: ей вход запрещен окончательно и бесповоротно. О том же говорит ее отдаленность и обращенность исключительно на себя, в то время как отец направляется к двери, за которой предполагается мальчик.

В данной ситуации необходимы срочные меры по налаживанию нормального общения с ребенком. Если оно не будет восстановлено, то очень вероятны острейшие протес-тныереакции. Форма их выражения может оказаться еще более грубо агрессивной, чем в предыдущем случае, когда он нанес травму своему однокласснику.

АГРЕССИЯ В СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

На ироническом, подчеркнуто выразительном динамическом рисунке семьи пятнадцатилетнего Сергея К. (рис. 161) мама, как и на многих других рисунках, занята хозяйственной работой. Однако ее воинственный вид свидетельствует отнюдь не об обслуживающей, а, напротив, о руководящей функции. Агрессивная поза и меч (вместо более уместного в данной ситуации хозяйственного ножа) в руках позволяют предполагать, что эта функция нередко осуществляется с помощью агрессивных средств. Надписи на рисунке гласят: «Мама на кухне режит курицу», «Папа говорит по телефону и смотрит телек», «Я играю» . Курица, которую режет мама, чрезвычайно похожа на папу (см. увеличенный фрагмент рисунка). Это может являться косвенным указанием на то, кто именно является обычным объектом маминой агрессии. Верхней точкой рисунка служит кончик маминого меча, что демонстрирует ее доминирующее положение в семье.

м

Себя Сергей нарисовал в виде совсем маленького ребенка, играющего с игрушкой. По-видимому, в этом отразилось его самоощущение, свидетельствующее об инфантильности и отсутствии у него какой-либо иной функции в семье, кроме функции опекаемого (скорее всего гиперопекаемого) ребенка.

рис

Вместе с тем, откровенная сексуальная символика (соски на груди и подчеркнуто демонстрируемая генитальная область) свидетельствует о том, что психосексуальное развитие мальчика вполне соответствует его возрасту. В изображении себя присутствует также символика вербальной агрессии: широко разинутый рот с подробно вырисованными зубами. Вероятно, естественная для подростка борьба за самостоятельность проявляется у Сергея в форме грубости и частого крика.

Поза мальчика на рисунке предельно экстравертна, изображение больших кистей рук позволяет предположить особо высокую потребность в общении. Можно полагать, что у Сергея общение с отцом, который нарисован первым, более эмоционально насыщено, чем с матерью: рука отца с подробно прорисованной кистью направлена к мальчику, в то время как обе мамины руки сжимают меч. Кроме того, на рисунке мама отделена от Сергея столом.

Агрессивная позиция мамы представлена и в рисунке двенадцатилетнего Мити Д. (рис. 162). В нем мамина агрессия, выраженная всей ее позой и поднятой рукой, непосредственно направлена на папу. Как объяснил мальчик, «моя мама заставляет папу заниматься; на столе книжки лежат; я стою в удивлении, что они ругаются».

На этом рисунке, так же как и на предыдущем, продемонстрирована доминирующая роль мамы (она возвышается над остальными членами семьи). Однако, в отличие от Сергея, Митя нарисовал ее первой и себя изобразил рядом с ней. Папа изображен подчеркнуто карикатурно и явственно напоминает черта. Очевидно, что он не пользуется Митиным уважением. Вырисованные зубы (признак вербальной агрессии) говорят о том, что папа вряд ли сносит мамины выпады молча.

рис

Себя Митя изобразил маленьким мальчиком, сосущим палец. Можно полагать, что он, как и Сергей, инфантилен и находится в условиях гиперопеки со стороны мамы. Вместе с тем, и его рисунок не лишен сексуальной символики (подчеркнутая волосатость папиного тела и конечностей), что говорит о достаточной психосексуальной зрелости. Следовательно, инфантильность в данном случае, как и в предшествующем, определяется не психофизиологическими особенностями ребенка, а особенностями семейной ситуации.

На рисунке десятилетнего Миши Г. все члены семьи, кроме мамы, изображены с поднятой рукой и с крупной кистью (рис. 163). Такое положение руки интерпретируется как признак агрессивности. Сам Миша объяснил, что на рисунке они с сестрой и папа «говорят: «Привет!», здороваются с кем-то». Подобное объяснение не меняет интерпретации изображенного жеста.

В рисунке представлена ярко выраженная доминирующая роль папы. Он же является наиболее агрессивной фигурой. Такое восприятие отца в значительной мере объясняется тем, что Миша гиперактивен и недостаточно социализирован. В связи с этим он очень часто нарушает общепринятые правила поведения, за что подвергается наказанию. Во второй главе анализировался рисунок человека, сделанный Мишей в возрасте 5 л. 11 мес. (см. комментарий к рис. 22). С тех пор, благодаря проводившейся с ним психокоррекционной работе, проявления гиперактивности заметно уменьшились, поведение мальчика существенно приблизилось к норме, но проблемы все еще остаются весьма серьезными.

рис

На рисунке семьи животных, сделанном девятилетним Ильей К., папа изображен в виде гориллы, высоко поднявшей руку с огромным кулаком и бьющей себя в грудь другой рукой (рис. 164). Наряду с папиной агрессивностью в рисунке подчеркнута его мужественность (мощная волосатая фигура) и ярко выраженное доминирование в семье. Он нарисован первым, что говорит о его высокой значимости для Ильи.

Описывая свой рисунок, Илья сообщил: «Папа-горилла. Мама-пантера... нет, кошка. Улитка-дочка. Змейша-брат, сын то есть. Гремучий такой». Змея на рисунке изображена в агрессивной позе, изготовившейся к нападению. Это символизирует взаимную агрессию в отношениях Ильи с отцом.

Родители рассказали, что отношения дома конфликтные, причем более всего Илья конфликтует с отцом. Илья хочет непрерывно смотреть телевизор и устраивает по этому поводу шумные истерики, не хочет делать ничего из того, чего от него требуют (в частности, не выполняет домашние задания). За это отец его регулярно наказывает. Рисунок мальчика позволяет предположить, что к нему применяются, в частности, физические наказания. Родители уклонились от обсуждения этой темы (отец сказал, что «возможно, сгоряча когда-нибудь дал ему подзатыльник» ).

рис

Восьмилетний Леня Р. изобразил в качестве наиболее агрессивной фигуры (с самыми большими кулаками) себя самого (рис. 165). Себе он отвел также доминирующую роль в семье: его кулак – самая верхняя точка рисунка. Папа изображен тоже в агрессивной позе, но, судя по рисунку, его противостояние сыну не особенно успешно. Мама нарисована в предельно подчиненной позе: она лежит под ногами у Лени и его папы.

Родители обратились за консультацией в связи с агрессивным поведением мальчика дома и в школе. Учительница жалуется на то, что он постоянно дерется, нарушает правила поведения, мешает на уроке. По словам мамы, дома Леня помогает, многое делает сам, но при этом всегда жестко настаивает на своем; управлять его поведением родителям не удается.

В семье животных, изображенной пятнадцатилетним Игорем М., все персонажи в большей или меньшей мере агрессивны (рис. 166). Игорь живет с родителями и тринадцатилетним братом, то есть состав изображенной семьи не полностью соответствует реальному. По-видимому, этим мальчик хотел показать, что рисует не свою, а некую абстрактную семью. Очевидно, сам он идентифицируется с чайкой: именно по отношению к ней волк является братом. Если бы за исходную была выбрана позиция волка, то он был бы назван сыном, а чайка – сестрой. Об идентификации с чайкой говорит также расположение персонажей (она выше волка, что соответствует роли старшего ребенка в семье) и выбор более привлекательного животного.

На этом рисунке, как и на предыдущем, мама занимает низшую позицию в семейной иерархии, однако она отнюдь не пассивна, как на рисунке Лени. Игорь изобразил ее в виде крокодила, являющегося одним из наиболее ярких символов агрессии. Раскрытая пасть мамы-крокодила направлена на папу-льва: по-видимому, в семье Игоря папа является частым объектом маминой вербальной агрессии.

В отличие от крокодила, крупные теплокровные хищники, такие как лев и волк, не всегда выступают в качестве символов агрессивности. Иногда они отражают лишь представление о силе и активности. Однако в данном случае подчеркнута именно их агрессивность. Папа-л ев нарисован с оскаленными зубами (символ вербальной агрессии), но выглядит отнюдь не страшным и довольно бессильным. Сын-волк бесцеремонно пускает сигаретный дым ему прямо в лицо. Можно полагать, что таким образом Игорь отобразил агрессивные подростковые реакции своего брата на отца.

Образ чайки, вообще говоря, не связан с агрессивной темой, это романтический символ, часто используемый демонстративными подростками. Но в анализируемом рисунке романтические представления, воплощенные в этом образе, остаются чисто абстрактными. Конкретным же его наполнением, как и у остальных персонажей, является агрессивность, поскольку в рисунке подчеркнут очень большой и острый клюв, нацеленный на брата-волка. Это дает основания думать, что Игорь агрессивен по отношению к своему младшему брату, причем весьма вероятна физическая, а не только вербальная агрессия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предложенный способ анализа рисуночных тестов можно охарактеризовать как последовательное выдвижение гипотез и их проверку. Общее впечатление от рисунка и его наиболее харатерные особенности служат основой для выдвижения первой серии гипотез. Привлечение каждого нового показателя, содержащегося в рисунке, приводит к подтверждению или отклонению той или иной гипотезы. В этой процедуре на тех же правах, что и тестовые показатели, выступают многие другие данные: результаты наблюдений за обследуемым, его высказывания, имеющиеся у психолога сведения об обстоятельствах его жизни, особенностях поведения, взаимоотношениях с другими людьми и т.п.

Такая процедура интерпретации не типична для тестовых методов. Она в большей мере соответствует традиционному подходу к анализу клинического материала. В этом проявляется двойственность рисуночных методик: они занимают промежуточное положение между тестовыми и клиническими методами. Общие принципы интерпретации рисунков сохраняются и при обращении к тем рисуночным тестам, которые не могли быть проиллюстрированы в настоящей книге – в частности, к тесту «Красивый рисунок». Критерии его оценки приведены в Приложении I (раздел «Использование цвета»). Для более подробной диагностики отношения обследуемого к отдельным жизненным сферам могут применяться дополнительные рисуночные тесты. Наиболее распространено использование рисунков дома и дерева, входящих в тест Дж.Бука Н–Т–Р. Основные критерии их оценки включены в Приложение I.

 

К оглавлению книги
 

 

 

 

На главную